Конкурса доверие потребителя

27 февраля 2017 14:20 Сочи, Краснодарский край

Основная тема форума – инвестиции в регионы России: приоритеты региональной политики.

Выступление Дмитрия Медведева на конкурса доверие потребителя пленарном заседании

Выступление президента ООО «Орион Наследие» Давида Якобашвили 

Выступление временно исполняющего обязанности губернатора Калининградской области Антона Алиханова

Выступление Максима Орешкина

Выступление председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова

Заключительное слово Дмитрия Медведева

Награждение лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком

Пленарное заседание форума

Из стенограммы:

Принятые решения

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сердечно вас приветствую на нашем инвестиционном форуме. Форум всегда хорошая площадка для того, чтобы подискутировать, посмотреть на возможных новых партнёров, презентовать экономические возможности и компании, и региона. Теперь мы решили проводить форум в феврале. Это теперь наш основной зимний форум, открытый для всех гостей и сориентированный на региональную проблематику.

Сочи, Краснодарский край

Выступление Дмитрия Медведева на пленарном заседании Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Конечно, я рассчитываю и на то, что все его участники смогут насладиться зимним, можно сказать, уже почти весенним Сочи. Это должно способствовать активной работе.

Хотя время форума изменилось, мы с вами по-прежнему обсуждаем ответы на те вызовы, которые возникают перед Россией. В последние несколько лет они так или иначе касались преодоления кризисных явлений, вызванных и проблемами в мировой экономике, и нестабильностью сырьевых рынков, и структурными дисбалансами, которые существуют в нашей экономике, и, конечно, санкциями за нашу политическую позицию.

Ретроспектива

Сегодня уже можно твёрдо сказать: мы со всеми этими вызовами научились справляться. Падение валового внутреннего продукта прекратилось. Январская статистика продемонстрировала выход реальных располагаемых доходов в положительную зону – их прирост составил около 8% к уровню прошлого года. Конечно, существенную роль в этом сыграла единовременная выплата пенсии, но и без учёта этой единовременной выплаты реальные доходы наших граждан стали потихоньку повышаться. И наверное, это один из важнейших итогов текущего экономического периода. Надо все эти тенденции закрепить.

У нас уже сейчас сложилась рекордно низкая для современной России инфляция – порядка 5,4% в 2016 году и 5% по итогам января 2017 года. Напомню, что по итогам 2015 года инфляция была почти 13%. И конечно, абсолютно реальные планы довести инфляцию до 4% в год. Мы с вами понимаем, что это значит. Это означает возможность последовательно снижать процентные ставки, сделать кредитные ресурсы гораздо более доступными, а это принципиальный вопрос и для бизнеса, и для всех наших людей.

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Пленарное заседание Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Пленарное заседание Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Пленарное заседание Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Пленарное заседание Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С председателем совета директоров АО «Максима Телеком» Сергеем Асланяном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С председателем совета директоров АО «Максима Телеком» Сергеем Асланяном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором АО «Байкал Электроникс» Михаилом Махсоном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором АО «Байкал Электроникс» Михаилом Махсоном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором Республиканского государственного центра многокомпонентных информационных компьютерных сред Мариной Раковой

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором Республиканского государственного центра многокомпонентных информационных компьютерных сред Мариной Раковой

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С президентом биотехнологической компании BIOCAD Дмитрием Морозовым

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С президентом биотехнологической компании BIOCAD Дмитрием Морозовым

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития». С генеральным директором ОАО «Т-Платформы» Всеволодом Опанасенко

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития». С генеральным директором ОАО «Т-Платформы» Всеволодом Опанасенко

Круглый стол «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен»

Круглый стол «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен»

Круглый стол «"Зелёная" экономика как вектор развития»

Круглый стол «"Зелёная" экономика как вектор развития»

Встреча с представителями деловых кругов, принимающими участие в Российском инвестиционном форуме «Сочи-2017»

Встреча с представителями деловых кругов, принимающими участие в Российском инвестиционном форуме «Сочи-2017»

Круглый стол «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен»

Круглый стол «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен»

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Встреча с главами регионов по вопросам межбюджетной политики

Осмотр выставочных стендов Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»

Положение на рынке труда стабильное. Мы с безработицей справились. Но сегодня мы должны думать о решении других задач. В наших среднесрочных планах содержится ряд мер по преодолению демографических ограничений, которые могут впоследствии препятствовать развитию нашей страны. Они охватывают практически все сферы: и здравоохранение, и социальную политику, и миграционную политику.

Д.Медведев: «Сегодня уже можно твёрдо сказать: мы со всеми этими вызовами научились справляться. Падение валового внутреннего продукта прекратилось. Январская статистика продемонстрировала выход реальных располагаемых доходов в положительную зону – их прирост составил около 8% к уровню прошлого года. Это один из важнейших итогов текущего экономического периода. Надо все эти тенденции закрепить».

Показатели промышленного производства пока скромные – около 1% по итогам прошлого года. Хотя эти показатели в значительной степени соответствуют среднеевропейским. Но есть отрасли, и это не может не радовать, которые показывают значительно более высокие результаты. И это не только сырьевой сектор наконец-то. В транспортном и сельскохозяйственном машиностроении, в некоторых сегментах химической промышленности, в фармацевтике у нас темпы роста измеряются иногда даже двузначными величинами. Хорошо развивается сельское хозяйство (по итогам 4,8% роста) и пищевая промышленность (около 2,5%).

Контекст

Поэтому в целом мы ситуацию стабилизировали, это действительно очень важно.

Но завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей.

На достижение всех этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Сейчас начинается этап более широкого обсуждения предложений, которые содержатся в проекте. Я обращаюсь ко всем присутствующим, к экспертному сообществу, к деловым объединениям: нужно активно включиться в этот процесс. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых.

Подробнее остановлюсь на возможных основных направлениях плана. Сразу подчеркну, это ещё не решения, но это то, что в любом случае в плане должно быть. По итогам наших обсуждений и в Правительстве, и на форуме, и в экспертном сообществе он будет дополнен.

Первое, о чём хотел бы сказать, – это «Устойчивая среда», комплекс мер, которые направлены на обеспечение стабильности макроэкономической динамики и стабильности ведения бизнеса, в том числе устойчивости систем налоговых и неналоговых платежей, тарифов естественных монополий, принципов контрольно-надзорной деятельности и мер государственного регулирования и поддержки. Понятные правила – один из ключевых моментов для принятия инвестиционных решений как в масштабах страны, так и в региональном разрезе, да и просто на уровне отдельной компании.

Второе – «Эффективная занятость». Ближайшие пять лет будут непростыми для рынка труда. Причём речь идёт не о безработице – надеюсь, мы научились управлять этими процессами, – а скорее о дефиците квалифицированных рабочих рук. Это результат целого ряда накопившихся проблем и демографического провала 1990-х годов. В план мы заложили ряд шагов, которые позволят наиболее эффективно использовать имеющиеся трудовые ресурсы, помочь нашим гражданам максимально эффективно реализоваться. Кроме того, будем работать над тем, чтобы в Россию приезжали работать высококвалифицированные и талантливые специалисты.

Д.Медведев: «Завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей. На достижение этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых».

Третье направление, о котором хотел бы сказать, – это «Умная экономика».

Успешная страна – это не только развитая экономика, геополитическое влияние, военная мощь, что, безусловно, присуще нашему государству, но и научные достижения, которые прославляют нацию, востребованные во всём мире технологические устройства, лекарства, уникальные технологии, которые в целом делают жизнь лучше и безопаснее.

Страны, которые сегодня не способны перейти к новым технологиям, могут оказаться в очень тяжёлом положении, просто отстать безвозвратно. Их не спасёт ни дешёвая рабочая сила, ни сырьё.

У России есть все слагаемые для того, чтобы стать одной из ведущих технологических стран мира. У нас есть интеллектуальный потенциал, у нас есть ресурсы. И главное, что есть, что мы смогли за последнее время в известной степени возродить, – это психология страны-лидера. Лидера, который не раз доказывал, что может делать лучшие в мире продукты.

Сегодня ситуация такова, что нередко российские стартапы просто «утекают» за границу, потому что там сформирована максимально комфортная среда для тех, кто способен создавать революционные технологии, продукты. Государственные фонды и частные структуры вкладывают в такие проекты весьма серьёзные средства, даже если изобретатель живёт в другом государстве.

Столь же эффективную «экосистему» нам необходимо создать и в нашей стране.

Наша задача – чтобы цифровые технологии охватывали все сферы: от торговли и логистики до государственных услуг, от промышленности и образования до жилищно-коммунального сектора и здравоохранения. И поэтому в этом разделе комплексного плана речь пойдёт о создании необходимой правовой и физической инфраструктуры для перехода к цифровой экономике, а также конкретных действиях в каждой из вышеперечисленных областей.

Новый план Правительства должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий. В этом контексте предлагаю уже в ближайшее время реализовать ряд шагов.

Во-первых, разработать механизм, который упростит хеджирование валютных рисков для российских экспортёров. У нас этого механизма просто нет. Речь идёт о создании единого окна, через которое экспортёры смогут зафиксировать будущий денежный поток от экспортных поставок в рублевом эквиваленте.

Во-вторых, обеспечить конкурентоспособные условия кредитования потребителей российской конкурса продукции за границей. Для этого часть иностранных активов Министерства финансов может быть направлена на такое финансирование. Я поручу Минфину и Минэкономразвития проработать этот вопрос.

В-третьих, нужно создать на базе институтов развития, прежде всего ВЭБа, фабрику проектного финансирования. Финансирование проектов должно быть построено с привлечением ресурсов сторонних инвесторов на принципах синдикации, при этом риски изменения процентных ставок в будущем должно взять на себя государство. В целом государство могло бы гарантировать стабильность инфляции на определённом уровне.

В-четвёртых, можно было бы расширить программу «Шесть с половиной» по кредитованию малого и среднего бизнеса. Этот инструмент мы создали для помощи тем малым и средним компаниям, которые ведут проекты в приоритетных отраслях: аграрно-промышленном комплексе, здравоохранении, обрабатывающих производствах, целом ряде других отраслей. Я предлагаю увеличить лимит этой программы, то есть объём кредитования, на дополнительные 50 млрд рублей для выдачи кредитов региональными банками и для их использования на инвестиционные цели. Наша задача – поддержать растущую активность именно в этих сегментах. Также поручаю Минэкономразвития вместе с Министерством финансов в двухнедельный срок представить согласованные предложения по этим мерам.

Ещё одна тема. Серьёзным фактором, который сдерживает инвестиционную активность, ухудшает условия ведения бизнеса, является несовершенство государственных стандартов. Многие из них существуют ещё с советских времён, многие являются избыточными. Мы этим занимаемся уже довольно давно, во всяком случае последние 10–12 лет, но, наверное, не так интенсивно, как требуется. Поэтому я просил бы Экспертный совет при Правительстве проанализировать, какие дальнейшие шаги здесь можно было бы предложить.

Одним из ключевых вопросов, который найдёт отражение в нашем среднесрочном плане, будет дальнейшая рационализация налоговой системы. С одной стороны, мы должны обеспечить стабильность налоговой системы, с другой – стимулировать экономическую активность, то есть создать все условия, чтобы у компаний не было соблазна уходить в тень. Сейчас мы работаем вместе с бизнесом, вместе с регионами над предложениями по ключевым параметрам налоговой системы.

Вечером я планирую встретиться с представителями нашего крупного бизнеса, обсудить в том числе и эти вопросы.

Но точно могу сказать, что мы воздержимся от принятия любых решений, которые ухудшают положение предпринимателей в части неналоговых платежей. Эту тему мы неоднократно обсуждали, хотел бы это ещё раз подтвердить. Конечно, мы также продолжим сокращать отчётность, которую должен представлять бизнес.

Следующее направление – социальная сфера. Речь идёт о качественном улучшении социальной инфраструктуры в нашей стране. Мы все прекрасно знаем её недостатки, уже достаточно многое делается для того, чтобы их устранить. Но те деньги, которые мы вкладываем в социальную сферу, должны работать лучше, с большей отдачей. Это относится и к здравоохранению, и к образованию.

Сегодня мы экспортируем нефть, газ – и, к сожалению, экспортируем интеллект. Но если за первые две позиции российский бюджет получает деньги, то интеллект очень часто уходит из нашей страны бесплатно и безвозвратно. Это не просто расточительно, это недопустимо по отношению к собственной стране. Теряя талантливых учёных, специалистов, Россия теряет не только деньги, время, потраченные на их подготовку, но и позиции в конкурентной борьбе за будущее. Я напомню известные слова Сергея Капицы: «Математика – это то, что русские преподают китайцам в американских университетах». Вот такого положения быть, конечно, не должно.

Мы должны создать все условия, чтобы новое поколение могло реализовать свой потенциал именно в России. Система образования также должна исходить из того, что современная экономика требует от человека постоянной учёбы, совершенствования его знаний. Теперь, по сути, все мы учимся всю жизнь. Задача этого блока – соответствующим образом настроить всю систему образования. Мы понимаем, что главная инвестиция, если рассматривать среднесрочный период, – это грамотная система управления талантами. Чтобы за рубеж мы действительно отправляли не интеллект, а интеллектуальные товары и услуги.

Также важно, чтобы люди как можно дольше оставались активными, вели полноценную жизнь, занимались любимым делом.

Хочу отметить особо: список возможных направлений комплексного плана не является закрытым. Он, конечно, будет дополняться. Свои предложения уже частично представило деловое сообщество, стратегия обсуждается в экспертных кругах.

На данном этапе эту работу можно было бы организовать следующим образом. Текущее управление на себя возьмёт Министерство экономического развития, потому что это его функция. По ключевым направлениям можно создать профильные рабочие группы. Они доработают перечень конкретных действий плана. А общую координацию будут осуществлять заместители Председателя Правительства и я лично.

Для успешной реализации плана мы должны активнее переходить на новые управленческие технологии, активнее внедрять проектный подход. Поэтому следующий этап здесь – перевод значительной части бюджетного процесса на проектные принципы. Изменения в бюджет на предстоящую трёхлетку, (конечно, за исключением технических вопросов, особых статей бюджета типа обороны, безопасности, некоторых других), должны быть оформлены как проекты с понятными целями и ответственными за их достижение исполнителями. Поэтому я поручу Минэкономразвития вместе с Минфином в двухнедельный срок подготовить предложения, как дальше работать с проектным бюджетом, оценить степень нашей готовности к такому бюджетированию, и окончательно примем решение по этому поводу.

Результат выполнения плана должен быть таким – это должна быть новая ситуация в экономике.

Какой должна быть эта экономика? Во-первых, это должна быть экономика опережения среднемировых темпов роста. Экономика, которая открыта будущему и технологически, и по своим институтам.

Во-вторых, это должна быть экономика возможностей, чтобы вход в социальный лифт для людей был открыт в любой части нашей страны, а с этим есть проблемы.

В-третьих, экономика наша должна быть не просто свободной, она должна быть умной, и мы рассчитываем именно на такие результаты.

И, конечно, одна из основных составляющих такой экономики – это высокий уровень инвестиционной активности.

Сегодня во всём мире – и Россия не исключение – доминирует сберегательная модель экономического поведения. С чем это связано? Это, конечно, реакция экономических агентов, инвесторов на общую неопределённость. У нас это триллионы рублей, которые могли бы развивать экономику, но которые остаются без движения.

Наша задача – и федеральных, и региональных властей – сделать так, чтобы эти деньги начали работать. Привлечением инвестиций должны заниматься все.

Мы прекрасно понимаем, что исходные позиции у наших регионов разные. Это касается многих вещей, включая природные ресурсы, наличие крупных предприятий, дорог, электростанций, университетов, научных центров. У нас нет универсального механизма, который бы гарантировал нам успехи, но я уверен: в России, несмотря на текущие трудности, не существует бесперспективных регионов. Это совершенно очевидно. Да, у каждого свои особенности, но есть и свои конкурентные преимущества, это тоже очевидно, – и природные, и отраслевые, и ресурсные, и трудовые, на которых и нужно зарабатывать деньги.

Поэтому первая наша задача – выявить в каждой территории собственные точки роста. Коллеги-губернаторы, которые присутствуют на форуме, и так этим занимаются, но нужно это делать интенсивнее. Исходя из этих точек роста скорректировать государственные программы, инвестпрограммы естественных монополий, которые касаются развития федеральной транспортной, энергетической и социальной инфраструктур, и в увязке с ними – программы создания и модернизации инфраструктуры регионального и местного значения. Это позволит снять очень многие существующие ограничения, которые в целом ряде регионов просто ставят крест даже на самых интересных проектах и напрямую влияют на жизнь людей.

Те инфраструктурные проекты, которые имеют определяющее значение для развития региона, должны получить и гарантированное финансирование. Такие механизмы должны быть разработаны в ближайшее время. А то у нас очень распространённой является ситуация: начинается строительство дороги или энергетических сетей, бизнес, ориентируясь на наши планы, приступает к реализации инвестпроекта, который, по сути, опирается на эту инфраструктуру, а дальше возникают какие-то сложности, в том числе и с бюджетом, строительство замораживается, в результате проект срывается.

Сегодня мы применяем и другие инструменты, которые должны стимулировать инвестиции. Это создание территорий опережающего развития, технопарков, индустриальных парков, туристических кластеров. Это государственно-частное партнёрство – строительство объектов инфраструктуры с софинансированием из федерального бюджета.

Все эти инструменты должны быть использованы и в дальнейшем. Здесь может возникнуть проблема выбора, потому что инструментов уже довольно много. Важно, чтобы их многообразие не дезориентировало инвесторов.

Второе, о чём хотел бы сказать: должна возрасти роль региональных и местных властей в создании благоприятного инвестиционного климата. Нужно активнее работать с потенциальными инвесторами. Концентрировать и государственные, и частные деньги на приоритетных экономических направлениях, которые могут дать максимальную отдачу для города, для области, для всей страны. В инициативном порядке предлагать бизнесу инвестиционные идеи, а не просто тиражировать многочисленные инструкции или изобретать формы отчётности.

Сегодня система финансовой поддержки региональных бюджетов строится в том числе на том, чтобы стимулировать региональные власти развивать собственный экономический потенциал. Федеральный центр и регионы подписывают соглашения, согласно которым региональные власти должны добиться конкретных показателей. Это в том числе и объёмы доходов бюджетов, инвестиций в основной капитал, увеличение числа рабочих мест и некоторые другие показатели. Соглашения предусматривают и финансовую ответственность за невыполнение этих обязательств. Я прошу всех это иметь в виду.

В этом году мы увеличили общий объём дотаций и субсидий почти на 200 млрд рублей. Одновременно мы расширили возможности регионов в плане принятия решений о льготах и преференциях. На местах действительно можно более точно оценить, какие льготы дают эффект, какие полезны бизнесу, а какие не дают эффекта и являются минусом для бюджетов.

Начиная с прошлого года мы выделяем гранты тем регионам, которые достигли наивысших показателей динамики экономического развития. В 2017 году на эти цели также планируется израсходовать 20 млрд рублей. С 2018 года у регионов появляется возможность оставлять у себя часть прироста налога на прибыль (может быть, нам стоит подумать и над тем, чтобы такой подход распространить и на другие налоги и сборы, но это нужно проанализировать), часть средств оставлять в местных бюджетах. Логика здесь очень простая: больше предприятий успешно работают в регионе, стало быть, больше возможностей для строительства нового жилья, дорог, школ, больниц, других социальных объектов.

Все ключевые направления нашей работы определены Основами государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года, которые были разработаны Правительством и утверждены Президентом. Они будут детализированы в плане мероприятий по их реализации и стратегии пространственного развития нашей страны.

Следующий шаг – распространить эти подходы и на взаимоотношения региональных властей и муниципалитетов, чтобы усилить мотивацию местных властей активно работать с инвесторами, повысить их ответственность за результаты. И конечно, нужно сделать гибкость и адаптацию к новым условиям базовыми принципами работы государственного аппарата. Критериями оценки должны стать количество созданных современных компаний, рост экспорта несырьевых товаров и повышение доходов людей.

Чтобы эффективно помогать инновационным компаниям и технологическим лидерам, государство должно их по-настоящему понимать, а стало быть, также быть лидером по использованию современных методов управления и технологий.

Завтра мы встретимся с губернаторами, с коллегами из Правительства, некоторыми другими нашими коллегами, для того чтобы более предметно обсудить эти темы, потому что они на самом деле волнуют абсолютное большинство регионов.

Есть такая интересная цитата Черчилля: «Меня часто спрашивают, за что мы сражаемся. Могу ответить: "Перестанем сражаться, тогда узнаете"». Это неплохо характеризует деятельность любого правительства, да и вообще любой власти.

Так вот чтобы ни мы, ни наши дети, ни наши внуки не узнали, что такое отставшая от всего мира страна, мы должны сражаться каждый день. За каждый процент роста, за каждый регион, за каждый населённый пункт, за каждую компанию, за каждую идею, то есть сражаться за будущее России.

И.Федотов (модератор пленарного заседания, директор Ассоциации инновационных регионов России): Как было только что отмечено, перед нами стоят задачи – рост экономики, развитие регионов и повышение качества жизни. В настоящее время наша экономика находится в точке перелома. Не вызывает сомнения, что действия Правительства Российской Федерации по антикризисной программе были крайне успешными и сейчас, избежав популистских решений, мы создали плацдарм для роста. Тем не менее риски – риски длительное время сохранятся в зоне низких темпов роста – у нас есть, как у всех развитых стран. Для России это более болезненно, потому что на нас влияют ещё и внешние факторы, внешние факторы ограниченности кредитных ресурсов и трансфера современных технологий.

И основной способ заставить экономику расти – это, безусловно, инвестиции. Причём частные инвестиции для нас, может быть, даже более важны, чем государственные, потому что частные инвестиции – это, конечно, доверие к экономической политике.

Комплексный план действий Правительства до 2025 года необходим для перенастройки социально-экономической повестки так, чтобы она стимулировала рост, стимулировала приток инвестиций в регионы. И в этой связи первый вопрос, который я хотел бы задать нашим участникам, звучит так: назовите, пожалуйста, три основные причины препятствия росту инвестиций в регионах России. Давайте рассмотрим этот вопрос с точки зрения представителей бизнеса, главы субъекта и федерального центра.

Первым хочу попросить ответить Давида Михайловича Якобашвили.

Д.Якобашвили (президент ООО «Орион Наследие»): На самом деле ответ на этот вопрос сейчас был услышан из уст Дмитрия Анатольевича, даже нечего добавить в этом плане. Все точки были отмечены – в чём трудности, почему инвестиции не идут в Россию.

Хочу ещё раз отметить, что это должна быть предсказуемость. Все три площадки бизнеса и Торгово-промышленная палата, всё время мы заявляем: предсказуемость на определённый период времени. Мы должны понимать, что не изменится ничего. Да, налоги у нас не изменяются, но опять-таки, как отметил Дмитрий Анатольевич, всё-таки косвенные налоги и неналоговые платежи изменяются, и изменяются так, что даже не заметишь – и уже получается, что кадастровая оценка изменилась. «Платон», допустим: введение этого тарифа очень отразилось на пищевой промышленности.

Закон об отходах тоже отражается. Почему отражается? У нас закон выходит, а вопрос по поводу нормативно-правовых актов не догоняет закон. Пока нормативно-правовые акты вырабатываются, бизнес должен выполнять принятый закон. Он опаздывает, он не знает, как это делается, а правоохранительные органы уже это трактуют совершенно по-своему, каждый по-своему, и регион по-своему трактует. В конечном итоге бизнес боится и не знает, что сделать, и получается так, что инвестиционный климат в этом случае также падает.

С другой стороны, почему я говорю о предсказуемости? Что происходит в развитых странах: раньше было правило, американская мечта, допустим, все стремились к тому, чтобы стать богатыми. Сегодня, в общем-то, все правительства, которые приходят на Западе к власти, практикуют только, как бы всех сделать совершенно одинаково бедными, потому что основные выборщики для них – это, в общем-то, низкий слой населения или средний слой населения. Следовательно, богатых никто не любит.

Но в любом случае инвестиции должен сделать богатый человек. Следовательно, если создать в России условия для того, чтобы эти богатые люди приезжали в Россию, они с удовольствием приедут сюда и будут вкладывать деньги, если они будут иметь на определённый период времени какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вот и всё, посеять уверенность в завтрашнем дне – это даст возможность нам двигаться вперёд.

Далее я хотел бы отметить мелкие проблемы, которые у нас существуют и которые тоже можно было убрать, – это крючкотворство и бюрократия. Почему? Вот вы приходите к какому-то окну, вы сдаёте ваши документы, их проверяют два месяца и потом находят ошибку какую-то, орфографическую, стилистическую, какую-либо ошибку просто находят, возвращают вам документы обратно, когда можно было бы и не обращать на это внимания. Но принцип «как бы чего не вышло» отнимает столько времени. Время – деньги. У нас не считается, что время – деньги и что лучше дать возможность сделать, чем не сделать. Это не зависит от Правительства, не зависит от индивидуума, это зависит от всех нас. Надо подумать о том, что мы должны стать обоюдобогатыми. Россия такая страна, её можно сделать очень богатой и раем для всех, когда такая ситуация происходит во всём мире, сюда можно привлечь огромное количество людей.Также хотелось бы сказать, что самостоятельность в принятии решений для регионов – это тоже было бы очень неплохо. Во главе регионов стоят совершенно образованные (не хочу комплименты делать) люди, понимающие, знающие, что такое бизнес. Многие из них вышли из бизнеса, многие из них всегда контактировали с бизнесом и знают, что сделать для собственного региона, понимая характер, понимая устои, понимая историю своих регионов. Больше самостоятельности, я думаю, дало бы возможность развиться быстрее намного и двигаться вперёд, оставляя какие-то финансовые активы именно в регионах.

Дмитрий Анатольевич сказал, что именно финансирование можно оставить в регионах. Вот это поддерживается. Если возможно это сделать, было бы классно. Потому что порой приходишь в регионы, а у них нет денег даже сделать какие-то мелкие вещи, в инфраструктуре что-то подправить или где-то ещё, что-то построить. Софинансирование проектов было бы даже очень удачным для регионов, а из процветания регионов складывается процветание всей страны.

Принимая какой-то закон (мы сегодня, мягко говоря, штампуем законы один за другим), было бы хорошо посоветоваться с бизнесом, создать рабочие группы. Во многих случаях это происходит, но во многих случаях не происходит, вот это очень жаль. Потому что в конечном итоге закон как-то бьёт по бизнесу в отрицательном плане. Мы, конечно, хотим идти в ногу со многими развитыми странами в этом случае, но порой не надо бы зажимать, в некоторых случаях надо дать возможность развиться.

В век технологий, когда человек через свой телефон абсолютно просвечивается, скоро частной жизни, приватной жизни практически не будет, всё будет видно и так. Так что сейчас дать больше свободы в этом плане, чтобы люди могли как-то двигаться вперёд в плане развития своих способностей и предсказуемости на определённый период времени, было бы совершенно неплохо.

И.Федотов: Антон Андреевич (Алиханов), на ваш взгляд руководителя непростого российского региона, окружённого со всех сторон нашими партнёрами, скажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, мешает инвестиционной активности в федеральной политике, а что недорабатывает руководство региона?

А.Алиханов: По поводу «окружённого», мне кажется, напряжённость больше у них по поводу того, что мы там, а не у нас по поводу того, что они нас окружают.

На самом деле, если говорить о масштабных вещах, то, на мой взгляд, это недостаток финансового ресурса, сконцентрированного в регионах. Если посмотреть на объём остатков на корсчетах у банков, то сейчас порядка 85–87% этих остатков сконцентрировано в Москве и Московской области. В начале 2000-х эта цифра была примерно 50%.

За последние три года количество региональных банков сократилось на 40%, при этом в Москве эта цифра в два раза меньше. Понимаю и поддерживаю вопрос борьбы за чистоту рядов и в банковском, и в страховом секторе, но, если бы одновременно происходило увеличение объёма кредитования или хотя бы его сохранение, это было бы более оправданно. Но мы на своём примере видим, что частные инвестиции и внутрирегиональные инвесторы, которые готовы были бы продолжать развитие, к сожалению, опять сталкиваясь с сокращением… У нас, например, сократилось число филиалов за последние три года с 25 до 10, из двух региональных банков остался один. Дополнительных офисов 210, а три года назад их было почти 300. И вкупе с высоким банковским процентом это, скажем так, дополнительный фактор для того, чтобы отложить инвестиции и перенести реализацию инвестпроектов на более поздний срок.

Примеры, на которые мы ориентируемся, относительно высоких темпов роста – азиатских экономик, послевоенной Европы, – все происходили на фоне довольно высокого объёма инвестиций, в том числе частных, объёма сбережений. У нас, к сожалению, инвестиций сейчас где-то около 22% ВВП. На наш взгляд, каким-то образом надо это стимулировать. В то же время, например, если брать Калининград, последние три года (не беря 2016 год) довольно существенно сокращались именно частные инвестиции. И нас на плаву – спасибо федеральной целевой программе – удерживали бюджетные инвестиции, и сейчас они тоже довольно существенны, в том числе за счёт инвестиций в электроэнергетику, сетевое хозяйство. В этом смысле мы за счёт бюджетных и квазибюджетных инвестиций балансируем эту ситуацию. Но если посмотреть на ситуацию в целом, то у нас в принципе капитальные расходы, что в ФАИП, что в других программах, сокращаются примерно на 5% в год. И если мы говорим о том, что государственные инвестиции – это не панацея, как минимум, на наш взгляд, это должно быть неким дополнительным инструментом, который замещает или помогает дополнительно стимулировать, может быть, частные инвестиции в период сжатия инвестпотока.

В Калининграде продолжает действовать особая экономическая зона. Мы по поручению Дмитрия Анатольевича сейчас тоже подготовили ряд поправок в наш закон, и некоторые льготы территорий опережающего развития хотим распространить в Калининградской особой экономической зоне. Но, на наш взгляд, если смотреть немного дальше, то, возможно, эти льготы стоило бы привязывать к объёму инвестиционного потока. То есть, условно говоря, льготы освобождают от налога на имущество или на прибыль на шесть лет, но если вы через эти шесть лет увеличили инвестпоток, не дробите бизнес и не занимаетесь какими-то схемами обхода, а вкладываете дополнительно, то эти льготы каким-то образом пролонгируются. То есть сделать эту систему более гибкой, тем самым закрыв, может быть, какие-то серые схемы, но при этом простимулировав частный поток инвестиционного капитала.

И вопрос с рублём. Калининградский бизнес за 20 лет существования особой экономической зоны, свободной таможенной зоны очень сильно выстроился в импортоориентированную модель. Очень большой поток импортных товаров перерабатывался в Калининграде и дальше шёл в виде готовой продукции на территорию Евразийского экономического союза. И в этом смысле для нас, например, падение рубля, девальвация стали ночным кошмаром. Потом санкции, антисанкции. Калининград, который всегда жил на внешнеэкономической деятельности, – на нас эта ситуация особенно больно сказалась, если сравнивать с другими регионами. Но мы тоже нашли инструменты и сейчас очень активно, спасибо опять федеральным программам, развиваем сельское хозяйство и в этом смысле видим серьёзные перспективы для себя. Одновременно с этим хотелось бы переходить (для Калининграда, я думаю, это один из приоритетов) на двухскоростную модель: развивать и диверсифицировать экспорт, совершенствовать инструменты поддержки экспорта, одновременно концентрироваться на создании отраслей, которые бы обслуживали внутренний рынок. Если мы стимулируем спрос, то нам нужно понять, что эти деньги работают на отечественную экономику и нам есть что купить из простых вещей повседневного потребления.

Это федеральные, глобальные ограничения. А с точки зрения региона, конечно, это и несовершенство госуправления. Я работал когда-то в Минпромторге и помню, как у нас внедрялся электронный документооборот. Мы через месяц после того, как начали, забыли, что такое бумага в принципе, работали все на айпадах. В Калининграде мы пока не перешли на электронный документооборот, только в течение ближайшего месяца будем это делать, полностью отказываться от бумаги. Но то, что я вижу, – Кафка переворачивается в гробу: два бумажных документооборота, один электронный сверху. В этом смысле как минимум нам есть куда расти – ещё очень большой путь предстоит пройти с точки зрения внедрения IT-технологий в госсектор.

И, конечно, вопрос человеческого капитала. Это необходимость выстраивания эффективной модели привлечения специалистов в регион и, конечно, создания качественной системы постоянного повышения квалификации и обучения. Понятно: то, что ты проходил в институте 10 лет назад, возможно, тебе это уже совсем и не нужно. И у нас такая специфика – Балтийский флот, 60% населения – это служащие Балтфлота, ветераны Балтфлота и члены их семей. В этом смысле, конечно, нам очень важно создать такую систему, которая бы этих людей встраивала в экономику, после того как они выходят во вполне трудоспособном возрасте на пенсию.

И.Федотов: Максим Станиславович (Орешкин), вам проще сейчас отвечать, потому что вы услышали мнение бизнеса и мнение губернатора. И всё же: основные причины ограничения роста инвестиций с точки зрения федерального министра.

М.Орешкин: На самом деле добавить здесь что-то сложно, потому что и бизнес, и регион – это те, кто на кончиках пальцев чувствуют те проблемы и те ограничения, которые мешают экономическому росту, мешают новым инвестициям. И поэтому задача министерства – внимательно слушать, что говорит бизнес, внимательно слушать, что говорят регионы, и под это подстраиваться.

Я пару слов в развитие скажу про проблему недоступности долгосрочного проектного финансирования. Это проблема для российской экономики. Тут есть разные аспекты, есть аспект, например, недоверия экономических агентов к экономической политике. Если вспомнить ситуацию с начала 2015 года, была двузначная инфляция, и Правительство, и Центральный банк чётко заявляли цели по снижению инфляции. Не просто заявляли, а делали всё, что необходимо. Никто не верил. Те, кто поверили, в тот момент заработали довольно серьёзные деньги, а те, кто давал долгосрочные кредиты тогда, те, кто делал новые инвестиции, сейчас пожинают плоды этого.

Если вспомнить ситуацию в начале 2015 года, банки отказывали в выдаче ипотечных кредитов под 15–17%, сейчас все стоят в очередь, чтобы выдавать кредиты под 11. Прошёл всего год, те, кто выдал тогда долгосрочные кредиты, заработали на этом очень много. Поэтому тут доверие надо взращивать, Правительству и Центральному банку продолжать ту выверенную политику, которая была в последние годы, и взращивать доверие и у бизнеса, и у населения, и у региональных властей.

Ещё один момент, связанный с этим вопросом, – это так называемый заколдованный круг проектного финансирования. У нас банки говорят, что нет проектов, «поэтому мы ничего не финансируем», компании говорят: «Зачем нам проекты детально подготавливать? Всё равно никакого финансирования мы не получим». Этот заколдованный круг нужно разрывать. Я очень надеюсь на то, что обновлённый ВЭБ здесь как раз может взять на себя лидирующую роль, перезапустить и научить банки работать с проектами. Потому что у нас банки привыкли работать только по схеме «кредит под залог», более сложные продукты были непопулярны ни в 1990-е годы, ни в 2000-е годы. Сейчас выход этой культуры проектного финансирования на новый уровень очень важен, потому что именно это является основой инвестиционного развития экономики.

И добавлю пару слов про квалифицированные кадры. У нас за последние пару лет эта проблема на фоне кризисных явлений в экономике стала менее явной, но, так как экономика набирает темпы роста, через два-три года мы опять будем сталкиваться здесь с серьёзными ограничениями. Учитывая, что все меры, которые здесь можно применить, имеют долгосрочный эффект, действовать нужно уже сейчас, для того чтобы через два-три года не столкнуться с проблемами и ограничениями для роста.

И.Федотов: В связи с этим логично будет обратиться к руководителю одного из старейших институтов развития в Российской Федерации.

Сергей Николаевич (Горьков), у ВЭБа были разные времена: было время подъёма, было время непростое, сейчас, говорят, у вас опять появились деньги. Вот только что Председатель Правительства сказал, что на базе ВЭБа создаётся фабрика проектного финансирования.

Мы знаем, что принята новая стратегия, что вы внедряете новую бизнес-модель. Скажите, пожалуйста, что нового вы можете предложить для регионов?

С.Горьков: Начну с того, что деньги, конечно, появились, но их не так много.

Если говорить серьёзно, то я хотел бы прокомментировать слова Максима Станиславовича (Орешкина), он абсолютно прав. Если мы вспомним 2000-е годы, какой был срок окупаемости проектов в среднем: четыре-семь лет – проект считался хорошим по окупаемости и возвращал деньги. Сейчас сместилось от 10 до 15 лет, а то и до 20 лет. Конечно, в этих условиях у нас возникает, с одной стороны, избыточная ликвидность, с другой стороны, нет таких проектов, которые имеют такую возможность возврата средств.

В этом проблема, и, конечно, проблема – это поиск комплексных решений, потому что хотелось бы, чтобы откуда-то появились долгие и дешёвые деньги. К сожалению, просто так найти их нельзя, поэтому нужно придумать те механизмы, которых, возможно, и не было. Один из таких механизмов – это софинансирование, синдикация, которая позволит, например, на каждый вложенный рубль со стороны инвестора или со стороны ВЭБа привлекать три-четыре рубля других банков или других соинвесторов.

Мы начали такие пилотные сделки в прошлом году. Хочу сказать, что в принципе эти проекты реализуемые, даже при таких сроках окупаемости, но здесь нужна поддержка и со стороны Правительства, и со стороны изменения определённой части законодательства, прежде всего в части синдикации закона о Центральном банке.

Если говорить о регионах, давайте посмотрим наш портфель: у нас 95% портфеля – это регионы, всего 5% портфеля – это Москва. Мы работаем с 60 регионами России, поэтому могу сказать, что у нас средний срок рассмотрения проектов был ужасный – в среднем два года, то есть это невозможный срок, за это время менялась экономика, менялись условия, происходили какие-то события. Проект становился в принципе нерассматриваемым.

С чем мы приехали на форум? В прошлом году, на прошлом сочинском форуме мы объявили о том, что вместе с АСИ будем реализовывать новый механизм работы с регионами. Он предполагает более активный поиск. Раньше вы нам направляли заявку, она как-то рассматривалась, «выплёвывалась» каким-то ответом, теперь мы первую стадию рассмотрения заявки вместе с АСИ, по уникальной технологии, по которой работает АСИ, по отбору экспертов, будем реализовывать в регионах. Это позволит нам создать воронку более широкую, более короткую – раньше она была длинная и узкая. Поэтому проектов мы смотрели мало, но очень долго.

Мы надеемся, что с новыми механизмом будем смотреть большее количество проектов, при этом первичная экспертиза будет осуществляться сертифицированными менеджерами или экспертами уже в самих регионах. Более подробно мы расскажем на завтрашней презентации вместе с АСИ. Уникальность проявляется в том, что это ускоряет процесс, создаёт понимание, какие проекты могут быть рассмотрены, какие – нет, и позволяет более качественно взаимодействовать с регионом.

Потому что раньше взаимодействие ВЭБа с регионами строилось через представительства. Теперь представительств у нас не будет, у нас будет другая схема взаимодействия. Я надеюсь, что она будет более успешной, более качественной, проходить в короткое время и давать больший эффект для экономики регионов и создавать более качественный портфель для ВЭБа.

И.Федотов: Мне хочется вернуться к выступлению Дмитрия Анатольевича. Там прозвучала очень интересная фраза – о том, что каждому региону нужна своя специализация.

Антон Андреевич (Алиханов), скажите, пожалуйста, вы точки роста своего региона выявили? Это первый вопрос.

И второй, очень кратко. Прозвучало, что регионы должны инициативно работать с инвесторами. Как вы намереваетесь это делать, как, вообще, инициативно работать с инвесторами, на ваш взгляд?

А.Алиханов: Начну с точек роста. Если говорить про точки роста, про специализацию, наверное, Калининград – уникальный регион, про который нельзя сказать, что у него какая-то ярко выраженная специализация. Серьёзные инфраструктурные вложения в наш регион начались где-то с конца 70-х годов, после Хельсинки, когда уже стало понятно, что эта территория окончательно и бесповоротно вошла в состав СССР. Поэтому сказать, что у нас есть какие-то большие природные богатства… Правда, «Лукойл» огромные проекты по добыче нефти будет реализовывать в ближайшей перспективе. Надеюсь, что регион будет от этого выигрывать.

У нас очень хорошие производства, которые родились на новом законодательстве по особой экономической зоне. К сожалению, они испытывают определённые трудности в связи с трансформацией механизма особой экономической зоны, с переходом на новые механизмы субсидирования, которые были приняты в прошлом году. Но эти трансформации довольно безболезненно произошли, и мы даже увидели рост промпроизводства по итогам прошлого года. На самом деле мы сейчас концентрируем свои усилия на трёх вещах и будем концентрировать дальше. Это, конечно, дальнейшая поддержка аграрного сектора и углубление переработки, туризм, потому что в туризме мы видим довольно серьёзный мультипликативный эффект с точки зрения количества рабочих мест. В принципе у нас по итогам прошлого года где-то 30-процентный рост турпотока. Много в этом смысле делается и нашими коллегами из Ростуризма, и наше софинансирование неплохое. Возлагаем определённые надежды в этом смысле на чемпионат мира по футболу в 2018 году. Надеемся, что он послужит дополнительным драйвером для этого сектора.

И конечно, креативные технологии, креативные индустрии. К сожалению, к ним в последнее время в Калининграде не особо было приковано внимание, но сейчас активно этим вопросом занимаемся и обнаружили 300 компаний, работающих в гейм-девелопменте, с различными приложениями – в такого рода индустрии.

Атмосфера, климат, окружение, архитектура существенно влияют на желание людей перемещаться в этот регион и работать там. Люди творческих профессий довольно серьёзную составляют долю в нашей экономике. Я думаю, что мы будем смещать акцент в эту сторону тоже.

Ну и конечно, наше стандартное промпроизводство.

Про инициативность. Мы встречались с коллегами, были в Германии. Я хочу сказать, что, например, Ульяновская область, Татарстан – их, скажем так, проспекты лежат у иностранцев. Мы с вами это обсуждали, говорили, что это спам. Тем не менее самые стандартные вещи – холодные звонки, постоянные поездки и постоянное присутствие, постоянное общение с инвесторами – действительно дают плоды. Потому что, чтобы оценить, куда лучше инвестировать – в особую экономическую зону «Алабуга» или в особую экономическую зону в Калининграде, как минимум нужно знать, что есть вторая. Об «Алабуге» Татарстан рассказал уже практически всему миру. Теперь наша задача – не уповать на то, что мы такие хорошие, к нам иностранцы сами придут, а всё-таки идти в мир и рассказывать о том, какие преимущества дают те механизмы, которые действуют в данном конкретном случае в Калининграде.

И.Федотов: Одно из направлений комплексного плана действий Правительства называется «Умная экономика» и напрямую затрагивает инновационную деятельность.

Максим Станиславович (Орешкин), вопрос к Вам. Известно, что у любого инновационного продукта в нашей стране достаточно долгий путь от производства до конечного потребителя. Есть ли какие-то меры, на Ваш взгляд, которые могут этот путь сократить?

М.Орешкин: У нас на самом деле не только инновационные продукты, но и простые продукты с трудом добираются от производителя к потребителю. Если посмотреть примеры других стран: например, что Alibaba сделала для китайской экономики? Благодаря наличию развитой системы электронной торговли любой производитель из любого региона Китая может легко найти путь к своему покупателю как внутри Китая, так и за его пределами. То есть доступность информации для потребителя о том, что он может купить, что производится в его стране, кратно увеличилась. Если мы здесь тоже за ближайшую пару лет сделаем мощный шаг вперёд, это будет и мощный инструмент развития регионов, и это позволит малому и среднему бизнесу достучаться до потребителя не только внутри России, но и выйти за пределы нашей страны, а это одно из очень важных условий роста несырьевого экспорта, от которого зависят долгосрочные темпы экономического роста.

Можно поговорить и о логистике. Мы сейчас видим, что наша логистическая система не всегда эффективна. Время, которое тратится на доставку от производителя до потребителя, довольно большое. Например, у торговых сетей имеется грузовой транспорт, который возит продукты. Пустая загрузка грузового транспорта даже у лучших торговых сетей в России – не менее 40%, то есть грузовики ездят пустые и, по сути, вся экономика за этот воздух постоянно платит. Создание «умных» логистических систем, которые будут оптимизировать транспортные потоки, оптимизация тарифов, сокращение времени доставки могут для всей экономики стать очень большим драйвером роста и ускорения темпов экономического роста.

Так про каждую область можно говорить. Сокращение информационного и физического расстояния между производителем и потребителем – это то, что может помочь экономике набрать серьёзный ход уже в ближайшие годы.

И.Федотов: Есть мнение, что наша система государственного управления не успевает за динамично меняющейся экономикой. Мы видим, что в мире происходят серьёзные изменения: прорывные технологии открывают новые возможности развития, компании и некоторые страны конкурируют моделями управления, а не ресурсами.

Сергей Николаевич (Горьков), ВЭБ как институт развития может что-то предложить регионам России и государству в целом именно с точки зрения перехода экономики на новый качественный уровень, с точки зрения государственного управления?

С.Горьков: Мы в стратегии заложили три основных фундамента. Первый фундамент, конечно, связан был с тем, что ВЭБу нужно было сначала «выздороветь», решить накопившиеся проблемы. Считаю, что этот этап мы проходим достаточно успешно. Вторая часть – финансирование в догоняющую экономику – это финансирование в высокие переделы, потому что как бы мы ни думали про новые технологии, всё равно нам придётся в части ряда технологий догонять. Почему? Да потому что нужно иметь фундамент. Но, кроме прочего, очень важно не забывать, что нужно финансировать совершенно новые, прорывные технологии.

В докладе было представлено, что именно новые технологии и инновации, цифровую экономику нужно финансировать, потому что иначе мы останемся со своими ресурсами, большими ресурсами, в стороне от технологического прогресса. И я согласен, Дмитрий Анатольевич, что у нас есть достаточно большое количество оснований предполагать, что Россия может осуществить этот прорыв. Главный вопрос – определиться где, в каких направлениях. Если будет большой разброс и если мы будем инвестировать в тысячу направлений, в тысячу приоритетов, скорее всего, мы усреднимся. Потому что размер нашего рынка не очень большой по мировым меркам. Конечно, Alibaba может себе позволить на китайском рынке создать чемпиона. Нам создать чемпиона очень сложно. Поэтому нам нужно сфокусироваться на отдельных технологиях, где мы, безусловно, имеем очень большие возможности.

Одна из таких технологий – блокчейн. Эта технология вышла из Советского Союза, создана бывшими советскими и российскими гражданами. Эта технология позволяет унифицировать отношения и создать новые отношения между государством и компаниями, между бизнесом и бизнесом, между гражданами и государством. Это позволяет существенно снизить затраты, позволяет сделать прозрачными и понятными отношения. Очень важно двигаться в этом направлении. Есть примеры стран, которые активны в этом направлении. Это Китай – две недели назад объявил о стратегическом направлении развития блокчейна в стране. Это США, конечно, и это наши соседи, такие как Швеция и даже Грузия, которая находится недалеко от нас, от Сочи.

Но у нас есть неоспоримые преимущества. У нас достаточно дешёвая энергия для блокчейна – дешевле, чем в других странах, по крайней мере. Второе: мы имеем хороший IT-потенциал с точки зрения человеческого потенциала. У нас есть два основных, приоритетных преимущества.

Я считаю, что эти технологии в принципе позволят существенно решить проблемы человеческого фактора и взаимоотношений с бизнесом и построить новую экономику.

Нам есть что предложить. Мы вышли с этой инициативой. Дмитрий Анатольевич поддержал эту инициативу по созданию рабочей группы по изучению использования технологии блокчейна. Я думаю, что мы в ближайшее время сможем представить доклад, в каких направлениях, в каких отраслях это можно сделать. А ВЭБ уже начал реализацию двух пилотных проектов по этому направлению – в части сделок trade finance и в части сделок, которые могут осуществляться с одним из предприятий в Республике Татарстан. Безусловно, есть возможности. Надо чётко определиться, где наш приоритет и где мы можем «прыгнуть». Я считаю, что в блокчейне и ещё в ряде технологий Россия может «прыгнуть» и опередить развитые страны, которые считаются сейчас лидерами экономического технологического развития.

М.Орешкин: Сергей Николаевич (Горьков) как-то в сторону блокчейна сразу улетел, а вопрос был про госуправление. Имея опыт работы и в частном бизнесе, и в госструктурах, я могу сказать, что, по моему мнению, у нас проблема не с госуправлением, а с управлением вообще в стране. Так комфортно, как сейчас работаю в Правительстве, я никогда не работал. Если вспомнить опыт международных банков, французских банков, с управлением там всё гораздо хуже, процессы там гораздо более бюрократизированны, и двигаться вперёд там гораздо сложнее. У нас проблема в целом управленческая – неразвитость управленческой культуры в стране. Я бы не сказал, что госуправление как-то особенно в худшую сторону отличается.

Д.Медведев: Управление везде хуже, кроме Правительства. Прошу обратить на это внимание.

И.Федотов: Потому что Вы нацелены на результат и, видимо, мало ещё работаете по поручениям.

Скажите, пожалуйста, Антон Андреевич (Алиханов), ВЭБ готов предложить систему блокчейна, а вы готовы её купить? Вы готовы внедрить её у себя в регионе?

А.Алиханов: Развивая тезис Сергея Николаевича (Горькова), хочется сказать, что можно надрываться… Вот если посмотреть на легкоатлетов, которые бегут друг за другом, и представить себе, что мы отстали метров на сто, на двести, то можно, конечно, убиться и попытаться догнать, но можно, с другой стороны, как правильно сказал Сергей Николаевич, сконцентрироваться и бежать наперерез по конкретным вещам. Может быть, это не совсем по правилам, но, мне кажется, у нас многие в экономике по правилам не играют. Сами их придумывают, пишут, а потом сами нарушают.

Очень важно, что ВЭБ будет неким консолидатором, фабрикой проектов, как сказал Дмитрий Анатольевич, потому что мне кажется, что необходимо концентрирование усилий Российского экспортного центра, ФРП – не размазывать тонким слоем по всем отраслям, всем направлениям промышленности, а выбрать какие-то прорывные, ключевые. Главное, правильно их нащупать, чтобы вырваться вперёд и завладеть технологической монополией. Собственно, только технологическая монополия нам и может обеспечить это преимущество. Поэтому, если это будет интересная технология, то мы, конечно, за неё даже и заплатим.

И.Федотов: Давид Михайлович (Якобашвили), у меня к Вам провокационный вопрос. Возможен ли в России инвестиционный бум ещё при нашей жизни?

Д.Якобашвили: Хороший вопрос.

Я отвечу тезисами. Потому что я оптимист. Занимаясь бизнесом, вы не можете не быть оптимистом, потому что иначе всё теряет смысл совершенно.

Один тезис: это всё-таки совершенно не так, как надо и как бы мы могли жить. Это первое.

С другой стороны, зачем тогда я живу вообще, если не будет этого?

Третье: я бы сказал, что, вопреки всему, и даже здравому смыслу, у нас всё равно прорвёт. Так мы живём – на авось живём, но всё равно прорвёт, я в этом уверен. С такими людьми – абсолютно.

И ещё один тезис: мы все здесь не волшебники, мы только учимся.

И ещё хотел бы сказать: давайте ослабим вожжи. Люди, собравшиеся здесь, – хотя бы только люди, собравшиеся здесь, – если ослабить вожжи, стопроцентно решат все вопросы. Нам всем надо только очень-очень захотеть, и мы всё сделаем.

И.Федотов: Уважаемые коллеги, мне кажется, что мы смогли приблизиться к ответу как минимум на один из двух вечных вопросов для России: кто виноват и что делать? На вопрос, что делать, нам даст ответ Комплексный план действий Правительства до 2025 года, который, кстати, готовит Минэкономразвития.

Дмитрий Анатольевич, прошу, подведите какие-то итоги сегодняшней беседы.

Д.Медведев: Во-первых, вынужден не до конца согласиться с Давидом Михайловичем (Якобашвили) в части того, что скоро вообще исчезнет частная жизнь. Он вначале напугал, говорит: «Частная жизнь исчезает, и её скоро не будет». Будет! Хотя насчёт вожжей, знаете, тут так: ослаблять нужно только при определённой ситуации. В некоторых случаях вожжи нужно держать очень уверенно, иначе унесёт, не успеешь оглянуться и будешь где-нибудь на обочине.

Коллеги здесь говорили о различного рода ограничениях, о возможностях, которые существуют. Я бы точно поддержал мысль, которую Антон Андреевич (Алиханов) здесь высказал, о создании в будущем гибкой системы льгот для частного капитала. Потому что уж чего нам сейчас не хватает, так это именно частных инвестиций. Да, действительно, государство в какие-то периоды может и обязано брать на себя функции инвестора, особенно в условиях такой огромной страны, как наша, где есть изначальные природные ограничители и масса других проблем. Но всё-таки частные инвестиции никто не отменял. Поэтому показатель роста частных инвестиций должен быть фундаментальным показателем развития любого региона. Просил бы на это обратить внимание всех наших коллег-губернаторов.

И конечно, нужно работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается. Нужно стараться делать всё, чтобы этого было меньше.

Очень важным условием диалога между бизнесом и властями – и федеральными, и региональными – является фактор доверия. В чём заключается фактор доверия? Это достаточно простая, на мой взгляд, вещь. Это та самая стабильность условий, которой нам так не хватает. Если условия соблюдаются, если правила не меняются на протяжении, например, года, двух, возникает ощущение стабильности, а стало быть, возникает та самая атмосфера доверия. В этом плане нам нужно научиться работать в стабильных условиях и, скажем прямо, стремиться к тому, чтобы как можно реже менять правила игры, если, конечно, эти правила игры разумны. Но это уже ответственность конкретных людей.

Здесь коллеги начали обмениваться всякого рода ремарками по поводу новых технологий, вы как раз их к этому подвигли. Знаете, я тоже, конечно, за новые технологии всецело. Главное, чтобы мы научились ими пользоваться, чтобы это не превращалось в бесконечную игру в термины и предложения что-либо новое внедрить. Некоторое время назад мне многие коллеги говорили: всё, что нужно для счастливого будущего в нашей стране, это создать так называемый delivery unit в Правительстве. Если он будет создан, всё будет хорошо. Но мы прекрасно понимаем: какие подразделения ни создавай, это не решит всех задач, которые существуют.

Сейчас много говорят об использовании новых управленческих приёмов типа эджайла. Я не против, я за. Но это тоже не должно подменять обычной работы, хотя это прогрессивная система управления.

Я точно так же не против использования технологий блокчейна, которые стали активно распространяться и которые действительно могут самым решительным образом поменять нашу жизнь. Кто ещё об этом не слышал, потом можно посмотреть, что означает «блокчейн». Это достаточно интересная история, хотя пока результатов мы не видим. Но очевидно, что многие бизнес-процессы и многие социальные среды будут организованы именно на этих принципах. Но самое главное, что все эти технологии не отменяют необходимости серьёзной, кропотливой работы.

Мне кажется, что последние год-два нас должны были научить вот чему. Мы в чём-то потеряли прежние иллюзии, и, на мой взгляд, это очень хорошо, утрата иллюзий очень полезна для всей страны. Раньше мы часто как рассуждали? Нужно попросить у каких-то институтов – и внутренних, и внешних, и нам дадут денег. Не дают теперь. Нужно обратиться за технологической помощью, и нам её предоставят. В ряде случаев нам говорят: нет, мы не хотим предоставлять – либо потому, что вы по каким-то причинам не годитесь для этого, либо просто потому, что это вопрос конкуренции.

Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе. Никто, конечно, ни в чём не поможет абсолютно, только палки в колёса ставить будут. Поэтому ничего не дадут, как в известном классическом произведении. Наша задача – самим всего этого добиться, и в этом плане для нас сегодня сложилась уникальная ситуация: мы можем очень многого добиться сами, если будем хорошо совместно трудиться, чего я всем присутствующим желаю.

В ряде случаев мы уже чего-то достигли, это не вопрос дальнего будущего. Мы только что обсуждали угрозы, вызовы, технологические решения, но у нас есть и реальные достижения. Так всегда, и об этом, кстати, нужно помнить и культивировать истории успеха, которые достойны того, чтобы их особым образом отметили.

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития». С генеральным директором ОАО «Т-Платформы» Всеволодом Опанасенко

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития». С генеральным директором ОАО «Т-Платформы» Всеволодом Опанасенко

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С президентом биотехнологической компании BIOCAD Дмитрием Морозовым

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С президентом биотехнологической компании BIOCAD Дмитрием Морозовым

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором Республиканского государственного центра многокомпонентных информационных компьютерных сред Мариной Раковой

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором Республиканского государственного центра многокомпонентных информационных компьютерных сред Мариной Раковой

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором АО «Байкал Электроникс» Михаилом Махсоном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С генеральным директором АО «Байкал Электроникс» Михаилом Махсоном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С председателем совета директоров АО «Максима Телеком» Сергеем Асланяном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком. С председателем совета директоров АО «Максима Телеком» Сергеем Асланяном

Церемония награждения лауреатов конкурса «Премия развития». С генеральным директором ОАО «Т-Платформы» Всеволодом Опанасенко

У нас есть Премия развития Внешэкономбанка, которую ежегодно получают компании, которые смогли внедрить современные технологии в производстве, в образовании, в инфраструктуре. Несмотря на то что было сложно и, может быть, поддержки было меньше, чем нужно, бюрократия мешала, рынки были нестабильными, – истории успеха есть и их становится всё больше и больше. И надо, чтобы мы их показывали, мне кажется, это очень важно. 

Победители конкурса

  • PDF

    127Kb

    Список победителей конкурса «Премия развития», учреждённого Внешэкономбанком, 27 февраля 2017 года

Именно поэтому мы сегодня такие истории успеха должны послушать. Номинанты Премии развития предлагают решения, которые делают нашу жизнь более современной и более стабильной. Поэтому давайте эти премии вручим.


Источник: http://government.ru/news/26566/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Печати и штампы Олавтекс - изготовить и купить Как сделать маникюр если нет тонкой кисточки

Конкурса доверие потребителя Строительная компания ГК Эталон (ЛенСпецСМУ)
Конкурса доверие потребителя Двери оптом и в розницу Продажа стальных и
Конкурса доверие потребителя АСН-инфо - Новости строительства Санкт
Конкурса доверие потребителя Новости - Правительство России
Конкурса доверие потребителя Главная
Конкурса доверие потребителя 1000 выкроек игрушек - делаем своими руками: котики, зайчики
Lace Knitted Dress Купить Lace Knitted Dress недорого из Китая на Более 20 лучших идей на тему «Открытки с юмором» на Для дачи своими руками: поделки из пластиковых крышек Как подобрать правильную стрижку к лицу, фото Как правильно делать маски против пигментных пятен дома Колье своими руками. Мастер класс

Похожие новости